kramaha1 (kramaha1) wrote,
kramaha1
kramaha1

"Список Норкина" об ИГИЛе в России



Вчера посмотрел передачу «Список Норкина», посвященную переходу российских граждан в ряды террористов «Исламского государства». Крайний случай, когда студентка философского факультета МГУ Варвара Караулова улетела в Турцию, чтобы оттуда перебраться к исламистам в Сирию, вызвал настоящий переполох в российском обществе. В чем причина подобных поступков и что с этим делать? Эти вопросы были вынесены в обсуждение участникам передачи.

Тон задал Сергей Кургинян, назвав главной причиной ухода молодежи в исламистские организации вакуум смыслов. Молодежь ищет подлинность, ищет силу, ищет страсть. Если исламисты готовы за свою идею убивать и умирать, значит эти темные идеи чего-то стоят, и сами исламисты люди настоящие. Противопоставить накаленным темным идеям можно только накаленные светлые идеи. Нужно создать для молодежи альтернативу. Одними запретами ситуацию не исправишь, а только усугубишь.

Среди участников передачи были люди с различными мнениями. Представитель либеральной общественности Борис Надеждин был напуган как отец данной ситуацией, и кроме этого испуга никаких мыслей и эмоций не выражал. Реагируя по ходу передачи только на антиамериканские выпады участников, которые приводили убедительные доказательства участия США в подготовки и вооружении исламистов по всему миру, в том числе и ИГ. Собственно сложилось впечатление, что Надеждину на все кроме защиты честного имени США глубоко плевать.

Очень ярко вел себя член Общественной Палаты РФ Максим Шевченко. В качестве духовных предшественников «Исламского государства» Максимом Шевченко были названы большевики, народовольцы (Варвара Караулова сравнивалась с Софьей Перовской), солдаты Хо Ши Мина, западно-германских леваков из RAF (в этом варианте Караулова уже сравнивалась с Ульрикой Майнхоф). В целом бредовая мысль сравнить исламизм с левой идеей как минимум второй свежести - ранее ее уже озвучивал Гейдар Джахидович Джемаль. Что касается уровня зверств, то кроме большевиков и солдат Хо Ши Мина, ужасы творимые террористами из ИГИЛ Шевченко смог сравнить только с действиями российских федеральных сил в Чечне во время двух чеченских войн. Вот такие у нас патриоты-правозащитники! Как бороться с пропагандой ИГИЛа в России? На этот вопрос у Максима Леонардовича есть ответ: нужно привлекать здоровые антиваххабитские исламские силы, в качестве которых был назван Мухаммад Магомедов, который известен не только как организатор митингов на тему «В России притесняют мусульман», но и как член «Гражданской платформы» Алексея Кудрина. В целом Максим избрал активную линию ведения дискуссии: перебивал всех, активно учил ведущего вести передачу, был крайне бодр и энергичен. Выскажу гипотезу, что последние дни он много общался с Гейдаром Джемалем, ибо из уст Максима Леонардовича прозвучали кроме вышеуказанных «коронок» Джемаля, традиционная осанна «благотворительной организации» «Братья-мусульмане». Было бы чудесно, чтобы кто-то уже объяснил правозащитнику Максиму Шевченко из Общественной Палаты при Президенте Российской Федерации, что данная организация еще в 2003 году признана Верховным Судом РФ террористической и ее деятельность в России запрещена. Возможно это мог бы сделать юрист Борис Надеждин, который цитировал на передаче статьи Уголовного Кодекса об участии в террористических организациях. А ну как окажется, что не только участие в террористических организациях, но и пропаганда этих террористических организаций запрещена российским законом?

РПЦ представлял крайне экзальтированный священник иеромонах Дмитрий Першин, который сразу точно назвал главную причину бегства студентки МГУ в ИГИЛ. Причина эта – увольнение два года назад из МГУ Андрея Кураева, ибо по мнению Першина только он может говорить со студентами на языке любви, в отличие от Александра Проханова, говорящего на языке ненависти. Тут возразить нечего. Язык любви Андрея Кураева очень емок и красноречив. Вот, кто не видел, известный фрагмент пасторской беседы Кураева с молодыми священниками, где он их учит выбирать себе жен не из кротких, целомудренных и верующих девушек, которые будут учить «сюда целуй сюда не целуй», а из неверующих оторв с дискотеки, которых для спасения их души предлагается «отмиссионерить» и «откатехизить по самое не могу».



К счастью, помимо этого священника-постмодерниста, в передаче участвовал другой православный человек - исламовед Роман Силантьев, который кратко и конкретно обозначил проблемы. В России около 10 тысяч сторонников ислама славянских национальностей. 95% из них исповедуют исламизм, данный спрос именно на славян-ваххабитов сформировался еще со времен войны в Афганистане. По количеству упоминаний в сводках об исламском терроризме, славянские исламисты превышают татар, башкир, чеченцев и ингушей вместе взятых.

От мусульманской общественности была приглашена Анастасия Ежова, которая в чем-то повторила путь Варвары Карауловой: она также будучи студенткой философского факультета МГУ и русской по национальности, приняла ислам. Правда героем своим она видит не игиловских головорезов, и генерала Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани и в ИГИЛ не собирается. Замечательно, что у Анастасии все хорошо и она не попала в те 95% о которых говорил Роман Силантьев. Но она исповедует шиитскую ветвь ислама, а «Исламское Государство» собирает сторонников в сунинтской умме. Поэтому в подобной передаче хочется также услышать предложения по борьбе с исламизмом от представителей сунитского духовенства.

В целом, передача была очень интересная, всем рекомендую. Надоел стерильный формат балагана, когда ведущий как бы «без позиции». Сегодня с утра увидел в «Известиях» интервью с ведущим Андреем Норкиным, в котором обсуждается слова директора «НТВ» Кулистикова о возможности закрытия передачи. При том, что передача входит в тройку самых рейтинговых передач в прайм-тайм. Удивительное дело, когда закрывают передачу за слишком высокий рейтинг. Нет ли тут воли обиженных конкурентов?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments