Previous Entry Share Next Entry
"Список Норкина" об ИГИЛе в России
kramaha1


Вчера посмотрел передачу «Список Норкина», посвященную переходу российских граждан в ряды террористов «Исламского государства». Крайний случай, когда студентка философского факультета МГУ Варвара Караулова улетела в Турцию, чтобы оттуда перебраться к исламистам в Сирию, вызвал настоящий переполох в российском обществе. В чем причина подобных поступков и что с этим делать? Эти вопросы были вынесены в обсуждение участникам передачи.

Тон задал Сергей Кургинян, назвав главной причиной ухода молодежи в исламистские организации вакуум смыслов. Молодежь ищет подлинность, ищет силу, ищет страсть. Если исламисты готовы за свою идею убивать и умирать, значит эти темные идеи чего-то стоят, и сами исламисты люди настоящие. Противопоставить накаленным темным идеям можно только накаленные светлые идеи. Нужно создать для молодежи альтернативу. Одними запретами ситуацию не исправишь, а только усугубишь.

Среди участников передачи были люди с различными мнениями. Представитель либеральной общественности Борис Надеждин был напуган как отец данной ситуацией, и кроме этого испуга никаких мыслей и эмоций не выражал. Реагируя по ходу передачи только на антиамериканские выпады участников, которые приводили убедительные доказательства участия США в подготовки и вооружении исламистов по всему миру, в том числе и ИГ. Собственно сложилось впечатление, что Надеждину на все кроме защиты честного имени США глубоко плевать.

Очень ярко вел себя член Общественной Палаты РФ Максим Шевченко. В качестве духовных предшественников «Исламского государства» Максимом Шевченко были названы большевики, народовольцы (Варвара Караулова сравнивалась с Софьей Перовской), солдаты Хо Ши Мина, западно-германских леваков из RAF (в этом варианте Караулова уже сравнивалась с Ульрикой Майнхоф). В целом бредовая мысль сравнить исламизм с левой идеей как минимум второй свежести - ранее ее уже озвучивал Гейдар Джахидович Джемаль. Что касается уровня зверств, то кроме большевиков и солдат Хо Ши Мина, ужасы творимые террористами из ИГИЛ Шевченко смог сравнить только с действиями российских федеральных сил в Чечне во время двух чеченских войн. Вот такие у нас патриоты-правозащитники! Как бороться с пропагандой ИГИЛа в России? На этот вопрос у Максима Леонардовича есть ответ: нужно привлекать здоровые антиваххабитские исламские силы, в качестве которых был назван Мухаммад Магомедов, который известен не только как организатор митингов на тему «В России притесняют мусульман», но и как член «Гражданской платформы» Алексея Кудрина. В целом Максим избрал активную линию ведения дискуссии: перебивал всех, активно учил ведущего вести передачу, был крайне бодр и энергичен. Выскажу гипотезу, что последние дни он много общался с Гейдаром Джемалем, ибо из уст Максима Леонардовича прозвучали кроме вышеуказанных «коронок» Джемаля, традиционная осанна «благотворительной организации» «Братья-мусульмане». Было бы чудесно, чтобы кто-то уже объяснил правозащитнику Максиму Шевченко из Общественной Палаты при Президенте Российской Федерации, что данная организация еще в 2003 году признана Верховным Судом РФ террористической и ее деятельность в России запрещена. Возможно это мог бы сделать юрист Борис Надеждин, который цитировал на передаче статьи Уголовного Кодекса об участии в террористических организациях. А ну как окажется, что не только участие в террористических организациях, но и пропаганда этих террористических организаций запрещена российским законом?

РПЦ представлял крайне экзальтированный священник иеромонах Дмитрий Першин, который сразу точно назвал главную причину бегства студентки МГУ в ИГИЛ. Причина эта – увольнение два года назад из МГУ Андрея Кураева, ибо по мнению Першина только он может говорить со студентами на языке любви, в отличие от Александра Проханова, говорящего на языке ненависти. Тут возразить нечего. Язык любви Андрея Кураева очень емок и красноречив. Вот, кто не видел, известный фрагмент пасторской беседы Кураева с молодыми священниками, где он их учит выбирать себе жен не из кротких, целомудренных и верующих девушек, которые будут учить «сюда целуй сюда не целуй», а из неверующих оторв с дискотеки, которых для спасения их души предлагается «отмиссионерить» и «откатехизить по самое не могу».



К счастью, помимо этого священника-постмодерниста, в передаче участвовал другой православный человек - исламовед Роман Силантьев, который кратко и конкретно обозначил проблемы. В России около 10 тысяч сторонников ислама славянских национальностей. 95% из них исповедуют исламизм, данный спрос именно на славян-ваххабитов сформировался еще со времен войны в Афганистане. По количеству упоминаний в сводках об исламском терроризме, славянские исламисты превышают татар, башкир, чеченцев и ингушей вместе взятых.

От мусульманской общественности была приглашена Анастасия Ежова, которая в чем-то повторила путь Варвары Карауловой: она также будучи студенткой философского факультета МГУ и русской по национальности, приняла ислам. Правда героем своим она видит не игиловских головорезов, и генерала Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани и в ИГИЛ не собирается. Замечательно, что у Анастасии все хорошо и она не попала в те 95% о которых говорил Роман Силантьев. Но она исповедует шиитскую ветвь ислама, а «Исламское Государство» собирает сторонников в сунинтской умме. Поэтому в подобной передаче хочется также услышать предложения по борьбе с исламизмом от представителей сунитского духовенства.

В целом, передача была очень интересная, всем рекомендую. Надоел стерильный формат балагана, когда ведущий как бы «без позиции». Сегодня с утра увидел в «Известиях» интервью с ведущим Андреем Норкиным, в котором обсуждается слова директора «НТВ» Кулистикова о возможности закрытия передачи. При том, что передача входит в тройку самых рейтинговых передач в прайм-тайм. Удивительное дело, когда закрывают передачу за слишком высокий рейтинг. Нет ли тут воли обиженных конкурентов?

  • 1
да, поведение этого парняги резануло.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account