kramaha1 (kramaha1) wrote,
kramaha1
kramaha1

Category:

О Командирах

Скиф знаммя победы СВ

На войне всегда есть место подвигу. Казалась бы, избита фраза. Но как только начинается новая война, и наши люди ведут себя снова и снова, как на всех прежних войнах – почему-то именно она первой приходит в голову.

В июне Батальон «Восток» предпринял попытку взять под контроль пограничный пункт перехода Мариновка, который находится на трассе Снежное-Куйбышево-Таганрог. Контроль над этим переходом представлял большую важность для ополчения, поскольку позволял получать гуманитарную помощь еще по одному коридору.

Мои товарищи сражаются с фашистской хунтой в ополчении Донбасса и рассказали мне о той операции. О том бое много написано рассказов и слухов, в том числе и о большом числе – десятках – погибших. Хотелось бы сразу опровергнуть эти цифры. Реальные потери – 2 бойца убито и 11 ранено. Как стало ясно из радиоперехватов российскими пограничниками, потери украинской стороны были значительно больше.

В данной заметке мне важно рассказать о случае, не отмеченном в предыдущих рассказах.
Ополченцы выдвинулись на место боя колонной в составе бортовых УРАЛа, КАМАЗа, нескольких легковых машин и двух БТРов.

Вопреки данным разведки о деморализации украинских военных, ополченцев ждали - погранпост был хорошо укреплен, к бою были готовы крупнокалиберные пулеметы, гранатометы, работали два снайпера.

Восток КАМАЗы

После трех часов ожесточенного боя, когда с обеих сторон были потери, прилетели два штурмовика СУ-25 ВВС Украины, один из которых начал ракетный обстрел позиций ополченцев.
В условия полного господства противника в воздухе, отсутствия действенных средств ПВО, командиром было принято решение отступать в сторону российской границы. После прибытия на российскую территорию раненые были развезены по больницам, остальные бойцы были задержаны пограничниками РФ для выяснения всех обстоятельств.

После эвакуации с места боя раненых и тел погибших оставалась неизвестна судьба двух бойцов из экипажа БТРа, который был подбит на территории, контролируемой украинскими военными. Ополченцы полагали, что экипаж погиб, но внезапно у командира батальона «Восток» Александра Сергеевича Ходаковского зазвонил телефон. На связи был наводчик БТРа, он сообщил, что жив и может передвигаться самостоятельно, несмотря на то, что получил контузию, а вот механик из его экипажа получил тяжелое ранение в бедро, истекает кровью и периодически теряет сознание.
Помощь в виде прикрытия бронетехникой российские пограничники оказать не могли, и командир мгновенно принял решение идти забирать бойцов без прикрытия, причем пошел он сам, взяв в помощь только одного бойца – Олега Мамиева (позывной «Мамай»).

Скиф и Мамай
На фото Олег Мамиев «Мамай» и Александр Ходаковский.

На территории, захваченной карателями, надеяться можно было только на Бога и на то, что ополченцев каким-то чудом не заметят. Александр Сергеевич и Олег оставили оружие, разделись по пояс, чтобы показать, что они без оружия и идут забирать товарищей. То, что Ходаковский решил, раздевшись по пояс, подчеркнуть, свою безоружность – очень наивный поступок человека, который судит других по себе. Александр Сергеевич никогда бы не стал стрелять в безоружного. Я уверен, что наемники и пограничники хунты, заметив безоружных людей, открыли бы по ним огонь. Но, слава Богу, каратели не заметили безоружных ополченцев. Они не могли представить, что в БТРе остался кто-то живой, и что ополченцы пойдут спасать раненых товарищей с огромным риском нарваться на огонь противника.

У карателей такие поступки не приняты, тем более, они не приняты со стороны военного руководства по отношению к рядовым бойцам.
Чтобы подобраться к БТРу с ранеными бойцами, нужно было пройти от российской территории более километра. Голоса врагов были прекрасно слышны и бойцам в БТРе, и спешащим им на помощь Ходаковскому и Мамаю. Пока враги не заинтересовались подбитой техникой, нельзя было терять ни секунды.

Мамай один
Олег Мамиев «Мамай»

Наводчику (одному из раненых бойцов БТРа) было дано указание вытащить механика (второго бойца) и как можно дальше оттащить его в сторону от асфальтированной дороги по направлению к российской территории. К тому моменту, когда Александр Сергеевич и Олег добрались до бойцов, те успели отползти буквально на 30 метров от бронемашины. Мамай с Ходаковским сперва метров 200 несли механика вдвоем, но у Мамая самого было ранение – два минометных осколка попали в ногу, силы его покидали, поэтому следующие 300 метров Ходаковский нес механика на себе.

Ходаковский один
Александр Сергеевич Ходаковский, командир бригады «Восток»

Поскольку передвигаться приходилось практически ползком, то при такой скорости тяжело раненого бойца доставить к врачам вовремя было невозможно. Через 300 метров, когда ополченцы отползли в зеленые насаждения, и их уже не было видно с территории, где находились укры, механик в очередной раз потерял сознание. Нужно было срочно доставить его в госпиталь, нельзя было терять ни минуты. Мамай остался с ранеными, а Ходаковский побежал на российскую территорию за транспортом. Остаток пути до русской территории раненого провезли на легковом автомобиле проселочными дорогами. Механика удалось спасти. Сейчас он проходит курс лечения в медицинских учреждениях Ростовской области.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →